С 2018 года скорая не приедет на вызов о сердечном приступе или высокой температуре у ребенка (видео)

В Украине шокированы медицинской реформой: скорая помощь становится эксклюзивной и очень избирательной услугой.

Врачи скорой не теряются в формулировках.
Говорят даже о геноциде. Мол, только так можно расценивать попытки
воплотить новый реформаторский план Министерства здравоохранения.

«Нашей власти видимо надо уменьшить количество населения», – говорит старший фельдшер Ирина Никифорова.

Новые парамедики: женщины на эту работу не подходят

Новая
медицинская реформа коснется в первую очередь работы скорой медицинской
помощи. Среди главных нововведений: в бригадах будут работать
парамедики. Кто это и где их учат? Никто – ни непосредственно в этих
каретах, ни среди руководителей структуры скорой помощи – не понимает до
сих пор.

«У нас нет ни одного учебного заведения. Программа
парамедиков только разрабатывается. То есть сделать так могли только
люди, которые, на сегодняшний день, не совсем компетентны. Будем мягко
говорить », – говорит главный врач Запорожской скорой помощи Константин
Малашенко.

Зато руководитель Министерства здравоохранения Ульяна
Супрун заявляет: «Будет постоянное обучение и регистрация. Ее надо будет
иметь, чтобы работать парамедиком в бригадах скорой помощи. И это
займет 5-6-7 лет до того, чтобы оно перешло в совершенно другую
систему».

Что делать 5-6 или 7 лет до такого перехода – никто не
знает. Сколько жизней потеряет Украина в течение переходного периода –
тоже никто не считал. А в скорой понимают, зачем вводят идею
парамедиков, ибо им можно будет платить меньше, чем квалифицированным
врачам-специалистам. А это – экономия.

«Вы теряете все льготы, надбавки», – объясняет главный врач Запорожской скорой помощи Константин Малашенко.

К
чему же приведет такая экономия? Для пациентов, скорее всего, к
неоказанию медицинской помощи. Следовательно, соответственно, к
увеличению смертности. Для врачей, очевидно, к массовым увольнениям и
оттока специалистов за границу.

«Да, люди будут уезжать. Если сейчас в малом количестве, затем поток увеличится », – убеждена старший фельдшер Ирина Никифорова.

«Люди конечно поедут туда, где лучше», – не сомневается главный врач Запорожской скорой помощи Константин Малашенко.

Нина
Гузенко – типичный фельдшер на скорой. Она понимает: скоро для нее
работы здесь уже не будет. 40 лет стажа, и такого специалиста новая
реформа уже не хочет.

«Будут сокращать бригады, и нам работы
особенно уже не будет. Особенно женщинам. Поскольку новая скорая помощь с
парамедиками – это скорая помощь без женщин, нам сказали. Потому что
должны быть двое крепких молодых мужчин », – рассказывает фельдшер Нина
Гузенко.

Скорая не приедет из-за сердечного приступа или сверхвысокой температуры у ребенка

А
вот дальше – еще интереснее. Услуги скорой станут выборочными, и
воспользоваться ими сможет далеко не каждый украинец. Отныне бригады
будут приезжать только на экстренные вызовы. Это, например,
автомобильная авария. А вот высокое давление, сердечный приступ или
чрезвычайно высокая температура у маленького ребенка – это не проблема
скорой. И разбираться со всем этим нам предлагают самим.

«Повышенное
давление или лихорадка, температура у ребенка – это не вызов для
экстренной медицинской помощи», – считает министр здравоохранения Ульяна
Супрун.

Для тех, кто не знает, чем у детей заканчивается
повышенная температура – а это судороги могут быть и отеки головного
мозга в конце – может произойти и детская летальность », – сказала
старший фельдшер Ирина Никифорова.

Для кого новая реформа – смертельный приговор

Все
хронически больные – будь-то с гипертонией или с затруднением дыхания –
скорой не дождутся. Потому что вычеркнуты из списков потенциальных
клиентов. Такие новые правила. Им остается только тихо умирать дома.
Потому вряд ли семья таких больных в состоянии держать в шкафу кислород и
собственную реанимацию. Что же будет с такими больными, когда реформа
вступит в силу? Цинизм высших чиновников от медицины просто поражает.

«Не
экстренная ситуация. Человек за 15 минут, за полчаса не умирает. Это
другой уровень оказания помощи. Мне нужна помощь – может приехать
санитарная машина ко мне, или я могу к врачу, или можно в неотложное
отделение больницы, можно доехать до них», – так предлагает спасаться
хронически больным Супрун.

Можно доехать, если успеешь, конечно.
По новым правилам, за такими больными должен ухаживать семейный врач. Но
успеет ли он в случае форс-мажора, и есть ли он вообще – такой семейный
врач, который среди ночи бросится спасать своего пациента. А на то,
чтобы в неотложных случаях самостоятельно везти больного члена семьи в
больницу, и там реанимировать и лечить у украинцев просто нет денег.

На кого бросают одиноких стариков? В Министерстве здравоохранения не отвечают.

На
горячую правительственную линию. Волнуются не только пожилые люди, но и
мамы и беременные. В диспетчеров – просто шквал звонков от ошеломленных
граждан, которые просто не понимают, что им делать в случае угрозы
инфаркта, инсульта, аллергического шока и тому подобное.

«Люди
жаловались. Не хотят парамедиков, волнуются. Они звонят, возмущаются и
спрашивают номер телефона горячей правительственной линии. У людей одна
надежда – на скорую помощь », – рассказывает диспетчер скорой Елена.

Реформу внедряют, но под нее совсем ничего не создано

В
ноябре работники скорой помощи провели массовую акцию протеста против
медицинской реформы. В течение нескольких дней по всей Украине в полдень
включались сирены и световые сигналы.

В Минздраве протестующим даже говорят: так и надо, вы говорите – а мы прислушиваемся.

«Если так не происходит, прошу – нам скажите. И мы снова будем собираться (обсуждать, – ред), – уверяет Ульяна Супрун.

Впрочем,
идут дни и недели, но их не слышат в профильном министерстве. Возникает
большой вопрос: кто из чиновников задумается над тем, стоит что-то
менять в реформаторском проекте, пока не стало поздно, а украинцы тем
временем со страхом ждут начала очередного опасного эксперимента,
скрывающимся под благим названием медицинской реформы.

О подоплеке
медицинской реформы, чтобы стало понятно, что всех нас ждет в самое
ближайшее время, журналистам рассказал председатель независимого
профсоюза работников скорой помощи в Запорожской области Анатолий
Сидоренко.

Во-первых, говорит он, из всех регионов Украины только Волынская область поддерживает идею парамедиков.

«Мотивация
у них простая: они получают« корочку» парамедика, и могут работать в
Польше по этой специальности за хорошие деньги – около 2 тысяч евро в
месяц. Это, конечно, хорошо, но как нашему населению и сотрудникам быть в
такой ситуации? », – говорит Сидоренко журналисту местного издания «Разом».

Во-вторых,
председатель профсоюза объяснил принципиальное отличие врача и
парамедика «Парамедики не ставят диагноз – для этого всех больных и
пострадавших надо везти в стационары. А наши врачи и фельдшеры ставят
диагноз и оказывают помощь уже на месте. Кроме того, у нас нет
инструкторов по парамедицине, они еще не подготовлены в достаточном
количестве, нет соответствующих учебных заведений с необходимым для
подготовки парамедика оборудованием ».

В-третьих, нет приемно-диагностических стационаров, куда парамедики, которые не ставят диагноз, должны доставлять больных.

В-четвертых, на 2018 год не выделено ни копейки на закупку автомобилей «скорой».

В-пятых, из 24 областей в 8-ми не выделено ни копейки на новые единые диспетчерские.

«То
есть вообще ничего нет, но при этом с 1 января наша профессия
фактически уничтожается. Мы хотим, чтобы все поняли, что всех нас ждет в
самое ближайшее время», – подитожил Анатолий Сидоренко.

«Надзвичайні новини»

print