Press "Enter" to skip to content

Можно запретить в Украине Московский патриархат, но есть опасность – священник из АТО

Капелан Николай Мединский рассказывает о церкви, войне и России

Священник Украинской
греко-католической церкви, капеллан НИКОЛАЙ МЕДИНСКИЙ (“Зализняк”)
рассказал, почему нельзя запрещать Московский патриархат в Украине, как
война на Донбассе изменила людей и что необходимо для формировани
настоящего независимого государства.

– Что вы думаете о вмешательстве в церковные дела на государственном уровне? Часто говорят, например, о запрете УПЦ МП.


Можно прибегнуть к шагам, подобным тому, что сделал [министр внутренних
дел Арсен] Аваков, по представлению которого было просто запрещено
московскому попу присутствовать в НГУ в качестве капеллана. Запретили – и
все, аминь. Так же можно запретить много чего. Возможно, до того и
дойдет.

Но не все ты на законодательном уровне запретишь. Когда-то,
года два или три назад, когда я формировал капелланскую службу “Правого
сектора”, я публично призвал священников присоединяться ко мне в борьбе с
этой напастью московской церкви. И после каждого такого призыва в
интернете мне начинали звонить московские попики. И один из них сказал
мудрые слова. Он говорит: “Отче, не вините нас”. “Опаньки! – говорю. – А
кого винить?” “Людей. Пусть они просто перестанут ходить в наши храмы –
и мы вынуждены будем убраться”… И он сказал правду.

Впрочем,
сейчас есть опасность в другом. Если сейчас на законодательном уровне
запретить УПЦ МП – это станет сигналом тем кликушам, проплаченным или
зомбированными, которые есть в каждом населенном пункте, сразу начинать в
обществе акции протеста. Мигом начнут выступать и делать из себя
мучеников.

Поэтому я убежден, что мы должны как можно более
профессионально срывать маски, рассказывать людям правду, показывать их
ролики, 90% из которых являются антихристианскими и антиукраинскими – и
тут же объяснять, что именно там не так.

Возможно, существует и
другой путь. Но я пока его не вижу. Я не знаю, как иначе очистить
сознание общества от этой крайне опасной бациллы. Вы же посмотрите, если
человек четко работает в пропаганде национальной идеи – они тут же
берутся его уничтожать.

А у нас, к большому сожалению, с 1990-х
нет идеологии. Куда мы идем, какое государство хотим построить, как оно
должно выглядеть, какой должна быть наша экономика и так далее… Что
такое вообще Украина будущего?

Мы имеем национальную идею – УССГ
(Украинское Самостоятельное Соборное Государство, – “Апостроф”). Но
официально же нигде не прописано, что такое самостоятельное государство,
что такое соборное государство. Вот скажите: какова наша идеология на
официальном уровне?

– Сложно сказать…


Потому что нет ее! Поэтому и имеем ситуацию, когда непонятно, к чему
идем, к чему стремимся. И соответственно – непонятно, на каком уровне
развития мы находимся. Это – во-первых.

Во-вторых, если нет
идеологии – абсолютно нет и информационного противодействия любым
идеологическим врагам. Нет! Хорошо, хоть несколько программ появилось,
которые хоть немного прочищают мозги. Но этого мало. Потому что они
работают четко. И как только видят малейший проблеск – мигом в ту точку
бьют.

Да, они должны платить действительно большие деньги – и они
их платят. Потому что веками из черного делать белое, из лжи – правду –
недешевое удовольствие. А нам же просто достаточно говорить правду.

Они
веками пытаются навязать нам комплекс неполноценности. У нас на
государственном уровне должна формироваться гордость за то, что ты –
вообще украинец, что ты причастен к этому роду. Мы должны формировать
эту гордость примерами из истории и современности. Поверьте, нам есть
чем гордиться. И нам есть с помощью чего формировать внутренний стержень
общества – украинский и христианский. Но это все должно быть
систематизировано.

И когда они в одной из заповедей Декалога
украинского националиста “Будь горд тем, что ты являешься наследником
борьбы за славу Владимирова Тризуба” перекручивают и гордость подают как
грех гордыни – то с таких вещей надо срывать маски и говорить правду.

Именно это мы и хотим делать с помощью небольших роликов, которые потом будем популяризировать в обществе.

Вот
я говорил о немалом количестве молодых и старших женщин, бабушек – тех,
кого я называю кликушами или матрешками. Так с ними я поговорил бы об
одном из роликов Андрея Ткачева – это московский священник, который в
Киеве говорил про Майдан: “Молюсь, чтобы они сожрали друг друга”…

– Это вы о том, кто когда-то роль спикера УПЦ МП выполнял, а после Майдана сбежал в Россию?


Да. Он и о женщинах высказался. О том, как надо с женщиной себя вести.
“Бабу нужно держать под каблуком… Бабы наглые, противные, и если она в
лоб не получит хотя бы раз в жизни, она ничего не поймет… Надо ее
ломать. Об колено, об колено ее!” Вот представьте себе это все!


Никогда бы не подумала, что так может священнослужитель
высказываться… Скорее на лексику и взгляды какого-то алкаша или
домашнего тирана похоже.

– А он постоянно так себя ведет!
Это их лицо. Для них это нормально! И я все собираюсь коротенький ролик
сделать и обратиться к женщинам со словами: женщины, если вам нравится,
чтобы вас ломали об колено – идите, пусть Ткачев и такие, как он, это с
вами делают. Я же не имею права вам этого запретить. Но давайте назовем
это своим именем! Давайте открыто скажем, что это – садомазохизм. И с
христианской верой это не имеет ничего общего!

– А вам не
кажется, что такого уровня манипуляции (как с подменой понятий
“гордость” и “гордыня”) направлены на людей, скажем так, не совсем
образованных, не очень интеллектуально развитых? Возможно, нам бы в
первую очередь взяться что-то с системой образования делать?


А я об этом и говорю. Безусловно! Противодействовать – освещать,
показывать, кто они есть, срывать маски, но и воспитательной работой
заниматься. Работать над духовным и идеологически-воспитательным
направлением. Это все та же идеологическая работа, которой у нас с 90-х
годов не было. Ее нужно восстанавливать. Это и будет та
духовно-воспитательная работа, задачу которой можно описать буквально в
двух словах: системно учить украинское общество любить Бога и Украину.

– Скажите, война на востоке страны вас сильно изменила? Как человека и как священника?


Война всех поменяла… И меня, и большинство, наверное, тех ребят, с
кем общаюсь. Они как-то стали иначе, через сердце воспринимать любовь к
Украине, украинскую идею борьбы за государственность. Для них это уже не
просто какие-то лозунги, а стиль жизни. “Слава Украине! Героям слава!” –
это уже не просто слова, а лозунг, омытый кровью собратьев.

Все
мы изменились. Абсолютно все мы повзрослели (даже не знаю, как это
точнее назвать) в пределах понимания нации, общества. Как-то по-другому
начали переоценивать. Когда ты приезжаешь домой и смотришь на то, чем
живет общество, которое начало забывать, что в Украине идет война, ты
понимаешь, что это далеко не ценности. И наоборот: ты понимаешь, что то,
что у тебя болит, что для тебя является самым важным, общество не
понимает. Даже самые близкие люди часто не понимают…

Мы
изменились. Я уверен, что в лучшую сторону. Но время даст свою оценку. И
доказательством изменений, которые в нас произошли, является хотя бы
то, что у большинства из нас стало меньше друзей. У кого-то их осталось
мало, у кого-то – не осталось совсем.

А еще – мы, наверное, стали
добрее. Особенно ярко это видно, когда ты приезжаешь на фронт и видишь,
как относятся воины к животным. С каким трепетом и любовью. То есть
меняется что-то в сердце. Оно будто переполняется какой-то настоящей
любовью к тому, что тебя окружает. Ты начинаешь осознавать ценность
жизни. Начинаешь понимать, насколько важно и дорого тебе небо, под
которым не раздаются взрывы…

– А ненависть? Это чувство вам известно? В христианстве же пропагандируется прежде всего любовь к ближнему и даже врагам…


Ненавидеть грех – это нормально. Ненависть к человеку? Да нет.
Ненависть к явлению – да. Потому что это явление является воплощением
греха, преступления закона божьего. И любить его – это уже встать на
сторону противника божьего. Быть равнодушным к нему? Это, опять же,
встать на сторону преступника. Ненавидеть грех, ненавидеть явление,
которое олицетворяет грех – это нормально. Ненавидеть и бороться с ним.

– Ненависть может стать мотивацией для победы?


Нет. Мотивацией к победе все-таки должна быть любовь к своему народу и
своей земле. А ненависть к врагу приведет только к тому, что мы будем
эмоциональны, не собраны и прочее.

Вообще ненависть, эмоции,
ярость, злоба должны быть чужды воину. Воин должен быть уравновешенным и
хладнокровным. И четко выполнять свою работу. Хорошо выполнять. Это
касается воина христова или воина других духовных традиций, того же
кунг-фу, например. У воина внутри должно быть спокойствие – только тогда
он будет полноценным воином. Злоба и ненависть ни к чему хорошему не
приведут. Лишь будут разрушать его изнутри.

Скажу честно. Сейчас
рассказывать воинам о любви к врагу не всегда приходится. Хотя если так
основательно разобраться – они поймут. Но вообще очень четко о любви к
врагу сказал как раз святой московской церкви, Филарет Московский. Он
сказал следующее: “Своего врага – люби, врага отечества – круши”.

То
есть он заповедует любить своего личного врага, ибо, благодаря ему,
человек закаливается, как металл в огне и масле. Благодаря нашим личным
врагам, мы проходим важный путь и учимся, как избавиться от тех
внутренних эмоций, которые нам вредят. Эта практика, опять же,
существует во всех культурах, во всех духовных и боевых практиках.

А
дальше он говорит: “Врага отечества – круши, врагабожьего – гнушайся”.
То же самое говорил воину Иоанн Креститель: ты хорошо выполняй свой
долг. Такая же позиция Христа, когда он возвращается к апостолу, который
отсекает ухо слуге. Он не удивился, откуда у того меч. Лишь сказал:
“Вставь его в ножны свои – не пора!”

Да и вообще, когда Христос
приходит в храм и разгоняет торговцев, он там становится как воин,
который общается с теми торговцами на языке, который они понимают. Ведь
есть категория людей, которые понимают единый язык – язык силы. Все
остальное в случае с ними – это бросание жемчуга под ноги свиньям.

Поэтому
крайне важно как раз отсутствие внутренних эмоций, которые будут нас
разрушать, четкое выполнение воином своей работы – защиты земли и защиты
жизни за своей спиной… Но основой, если мы хотим иметь полный
результат, должна стать именно любовь к своему народу, к своей земле,
своей нации, любовь к Богу и Украине. Это то, что должно занимать 100%
места в сердце воина. Вот и все.

– Я просто пытаюсь
понять, как человеку, который видел смерть, который собирал своего
собрата по кускам, который сам был, возможно, ранен, объяснить, что он
должен любить своего врага, быть ему благодарным…

– А
никто не говорит о том, что ты должен любить его здесь и сейчас. Любить
врага можно после покаяния, после того, как он изменится внутри. Пройдет
немножко времени, то, что болит, немного заживет… И тогда можно об
этом говорить. А пока человек является носителем идеологии смерти, греха
и злобы, никто не говорит, что ты этого человека должен любить.

Вот
смотрите, если я с товарищем буду идти по лесу и на нас нападет бешеный
волк – я буду его любить или ненавидеть? Ни то, ни другое. У меня не
будет ни ненависти, ни любви – лишь понимание, что его надо уничтожить
как субъект, который несет угрозу бешенства обществу. То есть я его
ликвидирую – и все.

Подобное отношение – и к врагу, который здесь и
сейчас. Я не думаю, что воин, который ведет бой, задается вопросом,
любить или ненавидеть? Он просто понимает, что это – носитель бациллы
бешенства, носитель агрессии. И так оно и есть. А думать над этим
философским вопросом воин будет позже, когда останется наедине с собой.

И
здесь уже нужна работа капеллана, командира или психолога с каждым
лично. Кто-то может впадать в истерику, кого-то может охватить ярость,
кто-то погрузится в апатию или отчаяние… Не существует универсального
рецепта. Но понять этот момент можно именно тогда, когда идет бой. Воин
не озабочен вопросами любви или ненависти к врагу. Он знает, что его
надо ликвидировать. Как того волка, который загрыз моего товарища, я
должен ликвидировать, чтобы он не загрыз кого-то еще.

Сами
россияне понимают, что их ненавидит весь мир – и не понимают, почему.
Когда ты ему показываешь, что класть грязные лапти на стол, когда ты
зашел в чужой дом, неприемлемо, он не понимает. Он спрашивает: “Почему?”
Я так хочу, мне так нравится. А почему нет?..

– А не
считаете ли вы, что люди в России могут быть заложниками того, что у них
такая духовная элита, такие политики, такое повальное поклонение
имперским амбициям?

– Если бы это происходило в течение
10 лет, в течение полувека или даже (хорошо, пусть) 100 лет – тогда
можно было бы с натяжкой допустить, что люди стали заложниками. Но это
происходит в течение уже почти 800 лет! И звучит в разных интерпретациях
легенда о “хорошем, белом и пушистом русском народе” и плохой власти
над ним.

Я извиняюсь! Уже разные слои российского общества
порождали какую-то власть – и вся плохая. Ну, в конце концов, возникает
вопрос: а где же тот хороший народ, белый и пушистый?! Поэтому вы верно
сказали о воспитании общества.

– Вы знаете, как это делать?


Знаю. Если в 2014 году еще не знал – то сейчас знаю. Есть прогресс.
Есть какие-то наработки. Но чтобы это все было максимально эффективным,
надо это четко доносить до масс. Брать определенную программу,
определенный вопрос или какую-то коротенькую лекцию – и доносить
максимально до людей. А для этого уже нужна поддержка ваша –
корреспондентов, радио, телевидения. И вместе должны воспитывать
общество. Но это должна быть системная работа.

Знаете, совсем
недавно у нас был разговор о приходе. Когда мы, приходские священники,
говорим о том, что нам надо что-то делать, чтобы возвращать детей и
юношей. И я сказал: не надо что-то придумывать. Ты просто бери, ищи
возможность – и возле церкви ставь детскую площадку. В подвале церковном
теннисный или бильярдный стол установи. Создавай библиотеку и кинозал.
Что-то делай!

И если у тебя возле церкви будет классная детская
площадка, а еще лучше – если еще и волейбольная уместится, то дети и
молодежь привыкнут, что они должны автоматически возле церкви
собираться. В теннис поиграть, в волейбол поиграть, матери с детишками
на качели придут. И у них это на уровне подсознания будет привязываться.
И не надо ничего выдумывать. Это уже на Западе давно делают – и оно
работает!

Мне один из побратимов, воинов говорил: я шел к
священнику, я хотел увидеть если не брата, то отца, а прихожу – и вижу в
церкви какой-то могучий тысячелетний камень, который оброс мхом, а там
еще из мха торчит айфон… Ну, вы понимаете.

Это только кажется,
что все это крайне непросто и сложно. На самом деле все просто. Поэтому
без воспитательного направления мы никак. Потому что победа,
государство, свобода – все это формируется в нашем сознании и в нашем
сердце.

Мы в последнюю поездку выбрали тему: независимость от
греха – путь к независимости государства. Тема очень интересная. Но
когда я говорил там с ребятами, были моменты, когда некоторые из них мне
говорили: да, отче, ты не о том говоришь… Здесь идет речь о жизни
общества, войне, фронте, построении государства – а ты свой грех
тыкаешь. К чему здесь грех, в конце концов?

Но когда начинаешь
говорить, то вроде бы и при чем. Ведь что является препятствием в
построении нормального государства? Коррупция, разворовывание бюджета,
злоупотребление своим служебным положением, ложь, лицемерие… Все, что я
перечислил, является грехом. И если мы не освободим общество (то есть
самих себя, потому что общество берет начало из нашего сердца, из нашего
сознания) от этого – мы его не оздоровим, а значит, не сможем породить
здоровую власть, украинскую по духу.

Это же так же, как “белый и
пушистый” русский народ – и хренова власть. Ну, извините. Это все равно
что сказать, что Россия, которая аннексировала одну шестую земного шара и
почти тысячу лет является главным террористом на планете Земля, на
самом деле белая и пушистая.

Так же и у нас. Когда приходит время
выборов, звонит кум из Киева. “Ой, Иван, помнишь, я твоего Василька
устроил здесь учиться?” “Ну, помню”. “Вот мне надо, чтобы ты там не то,
чтобы проголосовал за определенного человека или партию икс, а еще и
организовал определенную команду, которая будет развиваться”… Ну, как
же я куму откажу? Надо. Пустой этот человек икс, но что же я сделаю?

Приходит
время выборов, звонит начальник: “Слушай, Иван, там так, так и так.
Смотри, ты должен делать так и так”. И он даже не объясняет, что будет,
если ты этого не сделаешь – ты знаешь, что тебя уволят. “А что, мне
работы лишиться?” И такого много.

– А потом мы требуем хорошей жизни…


Да, после выборов этот человек, который продал за гречку
государственную идею, выйдет на улицу и будет говорить: “Когда уже это
все закончится? Я уже так измучился”. От чего? От сидения на диване и
прицельной стрельбы вареником в рот? От чего ты измучился?! Пока мы не
начнем понимать, что Украина – это я, что построение будущего Украины
начинается с меня – до тех пор толку не будет. Просто не будет – и все!

apostrophe.ua

print

Comments are closed.

Mission News Theme by Compete Themes.