Press "Enter" to skip to content

Будни “ЛНР”: “там плохо от того, что дом здесь, а здесь плохо от того, что дом уже там”

Моим друзьям здесь тесно. Весь год рвутся домой в Луганск, потому что здесь дом, а приезжая, не знают, что им здесь делать.

Выходят странные тиски – там плохо от того, что дом здесь, а здесь плохо от того, что дом уже там. Сами не знают ответа на все эти странные вопросы.

Но защитные механизмы психики настойчиво ищут выход, чтобы вконец не сойти с ума от того, что дом стал иметь несколько адресов, и самое странное – они уже не могут дать ответ, где именно сейчас их дом. Говорят с уточнениями: “Я дома в Луганске” или “Я уже дома, дома в Рубежном”. И всем все понятно, о каких домах идет речь.

Но подножка не в адресах и местонахождении – с этим можно разобраться, а в том, что ни здесь, ни там уже не хорошо. Здесь остались свои вещи, ковры-хрусталь-люстры и прочее, а там работа, друзья привычки. Там плохо без этого, здесь без того.

Слабый уже сошел бы с ума. Мой приятель намеренно не приезжает сюда в отпуск – не хочет лишний раз травмировать психику. Он уверен, что жить там правильно, потому что дом он перевез в своем сердце, а то, что спать приходится под пьяные крики квартирной хозяйки и ее гостей, это все вторично.

И в каждом моем рассказе о каких-то совершенных пустяках из жизни здесь он настойчиво, как блох, ищет недостатки местных нравов и местного быта. И люди в моих историях ему кажутся психами, и общество поголовно больным, и нравы аморальными.

Тотально у всех и всегда все безысходно и необратимо от того, что мы здесь. Я живу здесь, и его тотальное “все” распространяется и на меня. Мне это воспринимать тяжело, мне больно. Выходит все, что здесь, только плохо, а что там – хорошо.

Слишком категорично, а если вступать в беседы о деталях и частностях, приведет это к конфликту еще большему – у него накопилось всего порядком, и в моем лице все это найдет своего адресата так, будто я виновата во всем и сразу – и в том, что жить ему приходится на съёме без перспектив своего жилья, и что его хозяйка пьет, и что маму он не видит даже раз в год, потому что он там, а она здесь, она уже не может туда, а он уже не хочет сюда.

С подругой чуть проще. Ей просто здесь плохо. Плохо потому, что она отвыкла здесь жить. Она меняет гривню на рубли и приезжает сюда как в отпуск за рубеж. Моет-чистит-стирает. Рвет траву даже ночами. Встречается со всеми нами из прошлой жизни. Этого хватает на пару дней-неделю.

Дальше она не понимает, куда ей себя деть. Она дни и минуты считала до своего дома, видела во все его, а попав сюда, теряется – отвыкла. Отдыхом эту генеральную уборку не назовёшь, а вот по затраченным средствам просто на проживание-питание здесь ей выходит самый настоящий отпуск.

И она страдает от того, что ее город все меньше ее – пиво на каждом шагу, пустые улицы, пьяные и выпившие, комиссионки, тоска. И закрадывается крамольная мысль, которой никогда раньше не было, а стоило ли приезжать сюда с таким трудом и такими затратами, если за эти же средства и с большим удовольствием можно было махнуть в настоящий за рубеж, не травмируя свою психику и не разрывая сердце на части.

24tv.ua

print

Comments are closed.

Mission News Theme by Compete Themes.