Война только начинается. США умыли руки

Юрий Вишневский

 

Фото: trust.ua

С начала российских обстрелов Авдеевки, то есть с прошлого воскресенья, прошло уже достаточно времени, чтобы сделать некоторые выводы.

Куда все идет?

Фактически Россия возобновила активную войну. В третий раз. Первая активная фаза войны завершилась Минском-1, вторая – Минском-2 (и оккупацией Дебальцево). Несомненно, Путин начал новую активную фазу войны, чтобы получить Минск-3 в максимально выгодном для себя варианте. Если он отвоюет новые территории (те же Авдеевку, Марьинку, Красногоровку, лежащее за ними Курахово с Кураховской ТЭС), это будет дополнительный бонус – и дополнительный аргумент в принуждении Украины к Минску-3 на путинских условиях.

Почему именно сейчас?

У Путина поменялась концепция ожиданий от нового президента США. Во время предвыборной кампании и в первые два месяца после победы Дональда Трампа хозяин Кремля рассчитывал, что Трамп преподнесет ему Украину на блюдечке: снимет санкции с РФ и свернет любую помощь Украине (включая и помощь через МВФ). Незачем трепыхаться, когда удача сама идет в руки.

Но в новом году постепенно становилось все яснее, что Трамп не будет торопиться решить украинский вопрос в пользу Кремля. И в какой-то момент (быть может, после телефонного разговора с Трампом) Путин избрал новую концепцию. Он перестал ждать от Трампа скорых решений – наоборот, он стал ждать от него отсутствия решений в течение достаточно длительного времени. Достаточного для того, чтобы российское наступление на Донбассе привело к новому успеху, а Путину за это ничего не было.

Почему Путин уверен? Чего можно ждать от Трампа?

На эти два вопроса – один ответ. От Трампа сейчас можно ждать только слов. Потому Путин и уверен в своей безнаказанности.

То, что от новой администрации США можно ждать тех слов, которые приятны Украине и неприятны Кремлю, подтвердилось уже в четверг 2 февраля, когда Никки Хейли, назначенная Трампом на должность постоянного представителя США в ООН, выступая во время инициированного Украиной открытого заседания Совета безопасности ООН, заявила, что “тяжелое положение в восточной части Украины требует четкого и решительного осуждения действий России”. “Похоже, новый представитель США в ООН пришла с текстом, который написала ей Саманта Пауэр”, – раздосадовался в Москве глава сенатского комитета по информполитике верный путинец Пушков. И правда, Хейли смотрела в Совбезе ООН на российского постпреда Чуркина точь-в-точь таким же взглядом, как и ее предшественница Пауэр.

Но из этого совершенно не следует, что команда Трампа сейчас готова или будет готова в ближайшем будущем на что-то большее, чем слова. Команда Барака Обамы была готова, и Путин это знал. Хозяин Кремля боялся двух угроз: отключения российской банковской системы от SWIFT и нефтяного эмбарго. Причем вторая угроза ему была даже более страшна.

Сейчас Путин уверен, что Трамп не захочет даже прибегать к этим угрозам и тем более их реализовывать. Точно так же, как Трамп не будет отменять те санкции, которые уже наложены и действуют. И вот это ожидание от Трампа отсутствия каких-либо решений – как отрицательных, так и положительных для Кремля – вызвало у Путина искушение воспользоваться моментом. В самом деле, раз за “удовольствие” (войну против Украины) “уплачено” (ущербом от санкций, от российских антисанкций и от падения цен на нефть и газ), то почему бы не получить максимум удовольствия за ту же цену.

Есть ли красная линия?

Конечно, Путин не уверен, что он может сейчас делать с Украиной все, что пожелает. Например, сбросить атомную бомбу на Киев или подвергнуть бомбардировке с воздуха украинские воинские части и предприятия ВПК, или начать наступление на Харьковщину, Сумщину, с Крыма на Херсонщину. Путин понимает, что он может услышать от Трампа: “Я не хотел, но ты меня вынудил наказать тебя”.

Но Путин уверен, что он этого не услышит, если ограничится наступлением на Донбассе. Более того, он вполне может быть уверен, что после бойни в сирийском Алеппо никакие ужасы на украинском Донбассе не взбудоражат ни Европу, ни тем более США. Иными словами, год назад красная линия лежала возле отметки “много погибших гражданских”, а сейчас она возле уровня “открытое вторжение” или даже где-то за ним.

Что делать Украине?

Мы будем продолжать делать то, что и делаем – воевать. Отражать российскую агрессию. Сейчас мы можем рассчитывать только на себя. Ни Трамп, ни кто другой нам не поможет ни летальным оружием, ни даже кредитом на его закупку.

Но даже в этих условиях мы способны поломать планы Путина на выгодный ему Минск-3. И чем сильнее будет наше сопротивление, тем быстрее захлопнется нынешнее окно возможностей для Путина.

Источник

print

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *