Press "Enter" to skip to content

“В эпоху Instagram красивой картинкой зрителя не удержишь”. Режиссер Владимир Лерт о своем новом фильме, миссии кино и работе с группой Бумбокс

Цей матеріал ви можете прочитати й українською мовою



Фото предоставлено Владимиром Лертом

Владимир Лерт: “Я ненавижу скуку в кино”

26 октября в украинский прокат выходит четвертая полнометражная киноработа режиссера Владимира Лерта Мир Вашему дому!. Это первая украинская экранизация пьесы Поминальная молитва Григория Горина, созданной по мотивам рассказов классика еврейской литературы Шолом-Алейхема.

Легкая и светлая история с трагическими вкраплениями о жизни евреев в украинской деревушке была снята на киностудии в Нежиловичах под Киевом и частично в столичном музее Пирогово. Для съемок команда воссоздала аутентичное жилище реального прототипа молочника Тевье и построила на территории киностудии целую маленькую деревню XIX века.    

На создание вдохновленной театральной постановкой киноистории о Тевье-Тевеле и его дочерях у Владимира Лерта (Отторжение, Ночь святого Валентина) ушло несколько лет: около двух заняло создание сценария, еще четыре длились съемки, за этим последовало несколько вариантов монтажа. Результат трудов совсем скоро сможет оценить зритель.

НВ STYLE встретился с режиссером до выхода картины на широкие экраны, чтобы узнать, как создавался Мир Вашему дому!, каковы сложности работы над большим кино сегодня и есть ли будущее у фильмов, построенных на импровизации. 

      

– Несколько лет назад ваша коллега, режиссер Ева Нейман в своем фильме обратилась к творчеству писателя Шолом-Алейхема. Ее лирическая картина была хорошо встречена на ОМКФ. Как возникла идея снять Мир Вашему дому! и взять за основу именно такой бэкграунд?

– Мое путешествие к этому фильму началось с представления Тевье-Тевель с Богданом Ступкой в главной роли. Я приехал в Киев, и Богдан Сильвестрович пригласил меня на юбилейный спектакль, поставленный по пьесе Григория Горина, о существовании которой я, живя в США, не знал. И если вспомнить, с чего все началось: с просмотра этого спектакля, с атмосферы, с ощущения насколько это произведение эмоционально сильно влияет на зрителя. Я сидел в зале и чувствовал, как эта магия присутствует в воздухе. И видел, какими люди заходили на спектакль, и какими выходили, и это были абсолютно разные люди. С чего и началось это долгое путешествие.

– В открытых источниках до сих пор можно найти информацию о том, что фильм Мир Вашему дому! снят в 2014 году, то есть перед картиной Ночь святого Валентина, вышедшей в 2016-м. Вы планировали выпустить историю о Тевье гораздо раньше?

– После спектакля я открыл пьесу и решил подумать, может действительно из этого получится неплохое кино. С этого момента начался путь, который обычно очень долог в кино: поиски инвесторов, партнеров, каналов. Многие говорили: “Зачем это старье кому-то нужно, эта мрачная история”. “Как же так? Она абсолютно не мрачная, она очень светлая”, – отвечал им я.

Тогда я понимал, что в пьесе Горина спрятан очень крутой киносценарий. Я позвонил своему другу и педагогу Саше Кузнецову, и предложил ему стать соавтором. В течение двух лет мы занимались трансформацией текста в киносценарий. Это, на самом деле, оказалось очень сложным процессом:  переложить на современный киноязык, убрать 60% диалогов, создать актуальный, нескучный для зрителя темпоритм.

 

Кадр из фильма Мир Вашему дому!

– В чем, по вашему мнению, сложность и секрет успеха экранизации старинных историй?

– Любую историю можно рассказать интересно. И проблема исключительно в нас самих. Ведь, условно, когда Квентин Тарантино снимает историю, которая случилась 100 лет назад, это круто. А когда кто-то из наших снимает историю 100-летней давности, то это фигня и старье, которое никому не нужно. Секрет прост: нужно всего лишь сделать хорошее кино.

Ведь каждое десятилетие полностью меняется психология человечества. Сейчас, наверное, даже каждый год. Соответственно, нужно делать то кино, которое держит современного зрителя. Недавно я жаловался своему отцу: в 60-х, как мне кажется, гораздо легче было удержать зрителя красивой картинкой. А сейчас есть Instagram, и красивой картинкой зрителя больше не удержишь. Теперь картинка, сюжет, диалоги, эффекты – все должно работать вместе и одновременно. Должен быть офигенный темпоритм.

Мой совет зрителю: никогда не проверяйте свои телефоны в кинотеатрах даже в беззвучном режиме, потому что они загораются в темноте, и все внимание людей в важный момент фильма идет на эти чертовы телефоны. И когда мы монтируем кино, то вынуждены это учитывать: что человек, сидя в кинотеатре, будет проверять свои сообщения. Поэтому должны так подходить к вопросу о захвате зрительского внимания, чтобы ему было вообще неинтересно в свой телефон смотреть, а было интересно поднять голову, открыть глаза и сказать: “Ни фига себе”. Такое нужно сейчас делать кино. Потому что все остальные фильмы проваливаются.

– То есть сейчас в кинематографе к рассказыванию историй прибавилось еще и удержание внимания? Кто из режиссеров преуспел в этом?

– Современная история должна быть рассказана настолько энергично! Посмотрите работы мастеров: это Стивен Спилберг, Квентин Тарантино. Это мастера, они держат своего зрителя. К примеру, Волк с Уолл-Стрит Мартина Скорсезе – потрясающий учебник работы со зрительским вниманием.

С приходом интернета пропал дефицит кино. Теперь оно везде: на каждом углу, у каждого в телефоне. Это больше не вызывает такого чуда, как раньше. И теперь, чтобы удержать зрительское внимание, чтобы он потратил два часа своего драгоценного времени, зрителя нужно уговаривать. Ведь кино настолько много, что человек понимает: шанс того, что он потратит свои два часа на какую-то ерунду, очень велик.

И моя задача, как режиссера, стремиться к тому, чтобы зритель, увидев на постере мое имя, знал: этот парень сделал максимум, чтобы этот фильм получился крутым.

 

“Кино больше не вызывает такого чуда, как раньше”. Фото предоставлено Владимиром Лертом

– Создавая свое кино, вы представляете себе своего зрителя, свою аудиторию?

– Я смирился с тем, что есть люди, которым будут нравиться мои работы, а есть те, которым не будут, что бы я ни делал, как бы ни извивался. Поэтому мы с командой работаем для своего зрителя. Я понятия не имею, кто это, но это просто люди, которым нравятся те же фильмы, что и мне. Мне нравится хорошее кино, динамично развивающиеся истории. Я ненавижу скуку в кино. Во время учебы в Америке мне в голову вбивали, что фильмы – это большие учебники морали, но рассказанные так, чтобы люди при этом не уснули. Поэтому мне нравится смотреть истории, которые развивают и учат, но при этом я еще и хохочу.

– Ваш новый фильм – Мир Вашему дому! – легкий, очень смешной и при этом поучительный. В нем сосуществуют разные национальности, которым, в конце концов, все-таки удается прийти к примирению. Как, по вашему мнению, будет воспринят украинским зрителем фильм о важности прощения?

– Наш фильм о том, что люди не должны делиться так сильно. Я считаю, что глобально мы все на этой планете должны вместе, взявшись за руки, бороться с собственным эгоизмом. Это звучит идеалистично, но это правда: если пытаться сделать лучше не только свою жизнь, но и попытаться помочь кому-то, обществу станет легче жить. Если бы в один день вся страна вышла, и каждый начал делать свою работу хорошо, государство жило бы лучше. Были бы дороги крутые, у всех были бы фильмы красивые, дома без этих уродливых балконов.

Мне кажется, что эгоизм порождает “Я”, “Я такой”, “Я весь такой умный”. Но нужно переходить на “мы”, тогда ты понимаешь, что ты на самом деле одна из 7 миллиардов четырехлапых обезьян, которая не понимает, зачем родилась на свет, что будет после смерти, что вообще происходит, где она живет в принципе. Человек должен прийти, осознать, принять, что он не знает ничего, не понимает ничего, и просто потихоньку бороться с той сволочью, которая у него внутри. Нужно побеждать в себе это.

 

Кадр из фильма Мир Вашему дому!

– Какой из персонажей фильма о Тевье наиболее ярко несет в себе этот посыл?

– Абсолютно все. В этом и состоит прелесть драматургии Горина и Шолом-Алейхема, ведь этого очень тяжело добиться: когда у тебя все герои отображают тему фильма. Моей задачей было подобрать идеальных актеров под эту историю.

Во время обучения мне постоянно говорили, что 90% режиссуры – это кастинг. В книге у Марка Анатольевича Захарова я прочел такую же фразу. Он писал: если у тебя плохо сыграл актер, подойди к зеркалу и плюйся, потому что это был твой выбор. Поэтому я понимал, какая это ответственность. И мы очень долго делали кастинг, проводили его везде, где только могли, искали соответствующих по характеру людей.

К примеру, мы очень долго искали девочку на роль Хавы. Нам удалось найти Софию, эту прекрасную Джульетту, она нигде не снимается, учится на биолога. Она из хорошей семьи, у нее серьезные родители. Я очень долго ее искал. Когда София сделала эти пробы, я понял, что это попадание прямо в десяточку.

 

“90% режиссуры – это кастинг”. Фрагмент постера фильма Мир Вашему дому!

– Вы говорите, что подбор актерского состава – важнейшая часть режиссерской работы. Насколько важен оригинальный сценарий? Ведь у вас был опыт создания фильма-импровизации Ночь святого Валентина. А в этом году фильм Уровень черного Валентина Васяновича, также во многом связанный с мастерством импровизировать, представит Украину на кинопремии Оскар.

– Я хочу снять фильм о том, как делал фильм Ночь Святого Валентина. Это будет классная комедия. Тогда мне предложили снять кино, но сценарий выглядел ужасным. Продюсеры наняли авторскую группу, которая написала вдвое худший вариант. “Вот сценарий. Ты можешь его снимать, можешь не снимать. Снимай что хочешь, но ты обязан сделать хорошее кино”, – сказали мне на площадке и я понял, что у нас нет другого выхода.

Показательной была история с актером Кириллом Кяро, который был утвержден на роль вне кастинга. Как Кирилл мне рассказывал позже, он прилетает в гостиницу и ему говорят: “Знаете, у нас режиссер выбросил сценарий и импровизирует”. Он говорит: “В смысле, импровизирует?” – “Ну, снимает без сценария кино”. И Кирилл отвечает: “Не пошли бы вы к черту, ребята? Вы в своем уме?”   

Когда мы встретились, я показал ему сценарий, он согласился со мной и включился в работу. Мы начали делать новеллу о мужской трусости, о том, что мужчина не может подойти к понравившейся девушке. Я превратил всех в сценарную группу, мы все вместе предлагали варианты, все участвовали в креативе. И я просто отбирал идеи: “Отлично! Это скажем. Вот это”.

 

Кадр из фильма Ночь святого Валентина

На удивление, когда мы сняли первую сцену, Кяро посмотрел материал и сказал: “Вова, это офигенно, это очень круто”. Когда мы сняли вторую, третью, четвертую сцены, весь съемочный день пошел, он был в восторге. Я видел, что это хорошо, все видели в монитор, что получается хорошо. Это было очень рискованно, но вдохновляло продюсеров.

Сейчас никто из зрителей не понимает, какой подвиг сделала съемочная группа. Ведь это не фильм – это абсолютная сложнейшая импровизация.

Но я убежден, что фильм – это инструмент. И лучше, конечно, знать, что ты хочешь сказать. Я точно знаю, что кино начинается со сценария. Зритель может не понимать этого, но кино – это огромный труд людей, не только актеров, и всего лишь техническое воплощение драматургической конструкции. Ведь это база всего.

Повторюсь: кино – это большие учебники морали. И если проводить аналогии: строить дома без проектирования небезопасно, потому что он может рухнуть. Чаще всего так и случается, но, к сожалению, туда все равно селят жильцов, ведь деньги уже потрачены. Но режиссер, который так снимает, несет огромную ответственность.

Не видел фильм Васяновича и не люблю обсуждать работы своих коллег. Но я убежден, что отказываясь от сценария, сам режиссер превращается в сценариста, который изначально все равно пишет. Он же не ставит камеру в поле и снимает. Режиссер все равно сначала думает, ездит, мыслит, общается со своим героем. Надеюсь, что картина Васяновича будет иметь успех на Оскаре.

– Вы известны как автор многих клипов на песни группы Бумбокс, но в интервью подчеркиваете, что не являетесь клипмейкером. Что для вас работа над клипами и настолько ли важен в них сценарий?

– Мне интересно это делать. У Бумбокса сейчас вышла песня Вечер в Рио. Она мне очень нравится, я с радостью снял бы видео.

Я считаю Андрея (Хлывнюка – НВ) своим близким другом: он помогал мне, поддерживал. Но мне нравится его музыка, вне зависимости от того, знаю я его лично или нет. Поэтому клипы, которые делались с этой группой – это чистое творчество. Мне нравится все, что с этим связано. Каждый клип группы Бумбокс – это маленькая история, которую мы создавали вместе. 

Что касается моей части работы, Андрей советовал мне: “Ты не пиши под песню, пиши свою историю”. И мы придумывали сценарий, который был бы понятен зрителям без того, чтобы слышать песню. То есть вы можете посмотреть клип Пошла вон без звука, и полностью понять, что случилось. Ведь он отвечает законам кинематографии.

– Вернемся к полному метру. Ваш фильм скоро выходит в прокат в Украине и будет открывать 47-й кинофестиваль Молодость. Есть какие-то планы показывать его за пределами страны?

– У нас большие планы на интернет-дистрибуцию. Мы планируем перевести фильм на все возможные языки. У нас хорошие рейтинги, критикам и первым зрителям он нравится. Поэтому это дает надежду на то, что фильм будет иметь успех в прокате.

 

  • Читайте также: Премия авансом. Соучредитель украинского Оскара рассказывает, есть ли в Украине достойное наград кино

Следите за самыми интересными новостями из раздела НВ STYLE в Facebook

 

Facebook

Twitter

Google+

Читайте срочные новости и самые интересные истории в Viber и Telegram Нового Времени.
Источник

print

Comments are closed.

Mission News Theme by Compete Themes.