Press "Enter" to skip to content

Толстов: Каталония не купится на переговоры с Мадридом по автономии

Неудачный для Каталонии опыт с предоставлением финансовой и административной самостоятельности не поможет найти точки соприкосновения с Мадридом, считает эксперт Сергей Толстов.РИА Новости Украина Евгений Котенко

РИА Новости Украина — Радиостанция Голос столицы

В Каталонии тысячи людей вышли на улицы, протестуя против задержания 14 чиновников правительства региона из-за подготовки референдума о независимости. В свою очередь премьер-министр Испании Мариано Рахой призвал протестующих “обратиться к здравому смыслу”.

Накануне глава региона Карлес Пучдемон заявил, что у Каталонии есть план действий на случай “чрезвычайных обстоятельств”. И это несмотря на то, что финансы региона Минфин заморозил, а полиция изъяла десять миллионов бюллетеней.

Мадрид уже предложил Каталонии компромисс — правительство давно недовольно распределением финансирования, поэтому Минфин Испании согласился выделять больше средств.

Ситуацию в Испании в эфире радиостанции Голос столицы прокомментировал директор Института политического анализа и международных исследований Сергей Толстов.

Мадрид предложил переговоры по увеличению финансовой автономности. Это поможет найти точки соприкосновения?

— Нет, Мадриду это не поможет. Потому что, в принципе, в Каталонии не верят даже те, кто не поддерживает независимость. Потому что был опыт.

В 2006 году Испания и Каталония подписали договор, союзный договор, в котором Каталонии была предоставлена очень большая финансовая и административная самостоятельность, но их Конституционный суд отменил. И испанские власти, особенно когда приходит «Народная партия», консервативная, они права автономии Каталонии пытаются максимально урезать и сократить.

То, что сделали испанцы сейчас, то есть они арестовали правительство, по сути, Каталонии. То есть это не чиновники. У нас в общем-то министры — это политики, а не чиновники. Это они по декларациям и зарплатам чиновники, а так они являются фигурами политическими. И тем более, политическими фигурами являются министры в Каталонии, которые пытаются провести референдум.

Это уже второй референдум. Испанские власти сейчас судят лидеров предыдущего правительства Каталонии, которое провело плебисцит по поводу независимости и получило позитивный результат, который был признан консультативным опросом.

И теперь получается так, что применив репрессии, правительство такую сделало ошибку. Оно обидело и оскорбило тех, кто и поддерживает, и не поддерживает независимость Каталонии. Потому что не все население Каталонии поддерживает независимость.

Станут ли это репрессии катализатором, который как раз изменит настроение общества?

— Естественно, это очень существенно изменит настроения общества. Ведь у них не так, как у нас. У них привычки и нормы поведения людей, в том числе сторонников различных политических взглядов, они очень толерантные.

Там действительно люди верят в то, что демократия, серьезная демократия — это норма жизни. Там очень мало проявлений таких, при которых при различии политических взглядов люди готовы вцепиться друг другу в глотки. У них нет никакого политического остракизма.

Там люди понимают, что каждый человек имеет право по-разному относиться к политическим вопросам и придерживаться разных взглядов, но это не означает, что необходимо переносить их на конфликт, ненависть и другие агрессивные проявления.

А вот то, что сделало испанское правительство, при том, что оно всячески призывает к диалогу и призывает к конкретным компромиссным действиям, оно показало, что ни к какому диалогу Мадрид не готов. Национализм в данном случае проявляется в других формах, но не менее жестко, чем при монархическом режиме 19 века.

Ведь каталонский автономизм — очень сильный. Он проявлялся даже во время Испанской республики 1936-1939 годов, где в Каталонии был совершенно отдельный политический режим, и Каталония тогда просто при победе Франсиско Франко понесла наибольшие потери из всех возможных, потому что там было уничтожено неимоверное количество людей и неимоверное количество людей эмигрировало.

Боятся ли в Мадриде некой цепной реакции?

— Нет, они не боятся цепной реакции. Потому что, в принципе, баскская проблема носит несколько другой характер. Здесь есть общность языка, общность культуры, общность менталитета, в Каталонии, я имею в виду.

И здесь есть такой достаточно устойчивый импульс против политики Испании, которая по понятным причинам поддерживает свой бюджет за счет наиболее развитого региона. В Стране Басков — нет, там другая проблема. Там часть общества ориентирована на баскский язык и баскскую политическую, радикальную политическую культуру. Она поддерживает националистические партии, но большинство населения больше ассимилировано Испанией. Поэтому перспективы создания, расширения баскской автономии нет. Тем более, что часть Страны Басков находится во Франции.

А Галисия — сельскохозяйственный относительно слаборазвитый, конечно, по сравнению с Украиной, регион. Конечно, жизненный уровень там повыше, чем у нас, но очень существенно ниже, чем у Каталонии. Поэтому там просто нет такой перспективы. Более ориентированы в экономическом отношении, даже в государственно-правовом отношении эти регионы больше ориентированы на центр.

А что касается экономических доводов сторонников независимости Каталонии? Насколько их аргументы работают, учитывая, что при выходе из состава Испании, они теряют членство в ЕС и теряют общий рынок?

— Во-первых, проведение референдума не означает немедленное провозглашение независимости. Во-вторых, Каталония смотрит на Шотландию. Правило Жозе Мануэля Баррозу отдает несколько козлиным упрямством. Этого не может быть никогда и будет так, потому что так должно быть всегда. Сейчас ЕС обжегся об это правило, потому что, по сути, у него нет аргументов против выхода Британии. Раз правило Баррозу, так значит и до свидания, господа. А теперь они вспомнили, что за выход надо заплатить.

А у Шотландии появился экономический аргумент. Раньше у Шотландии экономический аргумент был слабее, чем у Каталонии. Потому что Шотландия не является наиболее развитым регионом Великобритании. Там Юго-Восточная Англия является наиболее развитым регионом. И плюс район там Бирмингем. А в данном случае у Шотландии появился аргумент, поэтому как поведет себя ЕС в дальнейшем, трудно сказать.

ЕС может сделать все, что угодно, даже то, что не записано в его договорах. Потому что есть абсолютная свобода принятия решения. Они захотели распределять мигрантов по квотам? Вот они их и распределяют и пытаются наказывать Словакию и Англию за то, что они не хотят этого делать.

Состоится референдум или нет?

— На сегодняшний день арестованы счета каталонского правительства и изъяты бюллетени, а также арестованы члены правительства. Поэтому для того, чтобы провести референдум, по крайней мере, и плюс есть угроза ареста 700 мэров городов, которые готовы его проводить.

Поэтому нужно хотя бы на принтере распечатать бюллетени. Дело в том, что в Каталонии, в Испании правила такие, что у людей нет привычки мошенничать. Поэтому надо хотя бы на принтере распечатать бюллетени, поставить печати, которые необходимы, потому что вряд ли референдум, у кого-то возникнет мысль фальсифицировать, то есть люди, которые будут в комиссиях, они будут абсолютно честно считать результаты. Но народ хочет прийти.

Фактически, референдум может быть сорван. Если полицейские меры будут продолжаться, то его попытаются провести позже.

К слову, президент Ассоциации украинцев в Испании Михаил Петруняк заявил в эфире “ГС”, что подавляющая часть каталонцев и испанцев склоняется к тому, что идея автономии Каталонии является еще одним средством давления на центральное испанское правительство.

Источник

print

Comments are closed.

Mission News Theme by Compete Themes.