Антикоррупционный суд: быть или не быть

Цей матеріал ви можете прочитати й українською мовою

Как и когда в Украине заработает система наказания коррупционеров

1. Как встроить антикоррупционный суд в действующую модель судебной реформы?

Без образования антикоррупционных судов судебная реформа не может считаться завершенной. Этот тезис вытекает из предпосылок, мотивов и целей собственно самой судебной реформы. Ведь основными ее предпосылками были: чрезвычайно низкий уровень доверия к судебной власти (по данным социологических исследований составляет не более 10%); политическая зависимость судей и сверхвысокий уровень коррупции в судейском корпусе. Учитывая такие предпосылки, судебная реформа направлялась, прежде всего, на очищение судейского корпуса и обеспечение независимости и нейтральности судей. Именно поэтому создание антикоррупционного суда было одной из приоритетных задач и направлений судебной реформы.

Отдельные провальные меры судебной реформы еще острее поднимают вопрос создания антикоррупционных судей. Конкурс в Верховный Суд, который должен способствовать очищению и перезапуску высшей судебной инстанции, ярко продемонстрировал это. Известно, что в его состав попали лишь 25% новых людей, и при значительном общественном внимании к процессу отбора. При таких условиях трудно говорить о хотя бы частичном выполнении основной цели реформы – очищении судейского корпуса.

В прошлом году, в рамках первой волны судебной реформы, был принят ряд законов, в том числе и новая редакция закона “О судоустройстве и статусе судей”. Этим уже были заложены юридические основі для образования антикоррупционного суда.

Единственной альтернативой образования антикоррупционных судов могло бы быть полное очищение судейского корпуса

Новым законом фактически уже было определено место новообразованных антикоррупционных судей в преобразованной судебной системе. Так, в законе четко прописано образование Высшего антикоррупционного суда как суда первой инстанции и соответствующей палаты в пределах ВСУ как суда апелляционной инстанции. Единственной проблемой является отсутствие четкого срока для образования антикоррупционного суда и привязка к принятию специального закона.

То есть, мы видим, что законом предложена достаточно распространенная модель, когда антикоррупционный суд образуется в качестве суда первой инстанции, а апелляционные жалобы рассматриваются в Верховном Суде. Такая модель действует в таких странах как Словакия и Хорватия, и опыт последней продемонстрировал ее эффективность.

Главным условием для того, чтобы указанная модель сработала и в Украине является создание независимой палаты в Верховном Суде.

Если отойти от положений закона, то альтернативной моделью может быть, когда антикоррупционные суды образуются и как суды первой, так и суды апелляционной инстанции. Например, такая модель существует и в Индонезии, которую можно считать наиболее удачным примером существования антикоррупционных судов.

Критики образования антикоррупционных судовй иногда выражают тезис, что такая модель нарушает закрепленную законодательством трехкомпонентность судебной системы. Однако, не следует забывать, что в законодательстве уже существуют определенные категории дел, которые, например, апелляционным судом рассматриваются как судом первой инстанции. Поэтому предложенная модель вполне соответствует и может быть встроена в реформированную судебную систему.

2. Антикоррупционная юрисдикция и проблемы ее определения

В мировой практике юрисдикция антикоррупционных судов различается по трем измерениям: типы правонарушений, тяжесть правонарушений и должность лица, привлекаемого к ответственности.

Наиболее распространенным критерием является характер правонарушения. Так, в большинстве стран антикоррупционные суды рассматривают широкий круг коррупционных и связанных с коррупцией дел.

Важным критерием для разделения юрисдикций между обычными и антикоррупционными судами является должность или ранг лица, виновного в коррупционном преступлении. Отсутствие этого критерия может привести к тому, что антикоррупционные суды будут перегружены мелкими делами и впоследствии превратятся в так называемую “конвейерную модель”.

По третьему критерию, а именно тяжести нарушений, существуют определенные проблемы. Внедрение его в украинской модели может привести к злоупотреблениям, связанным с определением юрисдикции.

Для предотвращения проблем с разграничением юрисдикции на рассмотрение антикоррупционных судей следует отдать только те дела, которые подследственны НАБУ. Таким образом, будет воплощено сразу два первых критерия разграничения: антикоррупционные суды будут рассматривать только коррупционные преступления, совершенные высокопоставленными чиновниками.

В контексте этого интересен опыт Индонезии. Согласно первоначальному варианту закона от 2002 г. возбуждать дела в судах Типикор (антикоррупционные суды) могло только АКВ Индонезии, известное как KPK (Komisi Pemberantasan Korupsi – Комиссия по борьбе с коррупцией); аналогичные дела, возбужденные обычными прокурорами, рассматривались обычными судами. В 2009 году эта система была изменена и теперь антикоррупционные суды рассматривают все коррупционные дела, независимо от того, их возбудило АКВ KPK, или обычная прокуратура.

Кроме того, в украинском законодательстве уже существует предохранитель для возникновения проблем с разграничением юрисдикции. Наличие САП, которое передает в суд дела подсудны только НАБУ, будет своеобразным фильтром и гарантией того, что в антикоррупционные суды будут попадать определенные категории дел.

Также, в Высшем антикоррупционном суде возможно предусмотреть должности следственных судей, которых, кроме полномочий следственных судей судов первой инстанции, дополнительно наделить полномочиями рассматривать ходатайства о проведении негласных следственных (разыскных) действий по уголовным производствам соответствующих категорий.

3. Из кого подбирать судей антикоррупционного суда и кто этим должен заниматься?

Пример проведения конкурса в Верховный Суд еще раз доказал тот факт, что вопрос отбора судей является ключевым для обеспечения добросовестного и независимого состава суда.

В законодательстве должны четко быть прописаны требования как к кандидатам на должность судьи, так и членам конкурсной комиссии. Кроме того, должны быть прописаны положения по формированию комиссии на паритетных началах и с привлечением международных специалистов.

Важно подчеркнуть, что в странах, где опыт существования антикоррупционных судей был успешным, как раз применялись специальные процедуры отбора. Например, в Словакии, судьи также должны пройти специальную проверку для определения того, есть ли в их прошлом что-то такое, что может сделать их уязвимыми к шантажу или другим формам ненадлежащего влияния.

Максимальные усилия по разработке специальных правил для судей антикоррупционных судов были приложены в Индонезии. В судах Типикор заседают не только профессиональные судьи, но и так называемые временные судьи (как правило, адвокаты, профессора права, судьи в отставке и другие юристы). Кандидаты на должности временных судей должны соответствовать четкому ряду критериев отбора, причем отборочная комиссия состоит как из представителей гражданского общества, так и из сотрудников Верховного суда; после этого судьи суда Типикор назначаются Президентом сроком на пять лет, который может быть продлен только один раз.

Больше всего оснований для разработки специальных процедур или условий назначения есть тогда, когда обычные судебные органы особенно уязвимы к чрезмерному давлению или влиянию при рассмотрении дел о коррупции, чего можно избежать, если применить альтернативный способ избрания судей.

Учитывая это, очевидна необходимость в процессе образования антикоррупционных судовв Украине ориентироваться на наиболее удачный пример – Индонезию, антикоррупционные суды в которой уже 15 лет успешно справляются с вызовами, стоящими сейчас перед Украиной.

4. Инстанционные тонкости. Каким образом обеспечить право граждан на апелляционный и кассационный пересмотр?

При любой модели образования антикоррупционных судов никоим образом не нарушается право граждан на апелляционную и кассационную жалобу. Но наиболее эффективной для обеспечения этих прав является универсальная (параллельная модель), когда антикоррупционные суды образуются и как суды первой, так и суды апелляционной инстанции.

В Украине наиболее действенной будет следующая модель: Высший антикоррупционный суд в качестве суда первой инстанции, апелляционная палата при нем в качестве суда апелляционной инстанции и уголовная палата ВСУ – суд кассационной инстанции.

Обеспечение автономной апелляционной инстанции для специализированного антикоррупционного суда является ключевым моментом. Целесообразно законодательно закрепить образование отдельной Антикоррупционной палаты Кассационного уголовного суда Верховного Суда Украины. В то же время, отбор судей этой палаты более логично провести в таком же порядке, как и судей Высшего антикоррупционного суда. Поскольку на момент образования такой палаты отбор судей в Верховный Суд Украины может быть завершен, а также учитывая законодательное ограничение количества судей в нем (не более 200 судей), стоит на уровне закона сразу предусмотреть введение дополнительных должностей судей для этой палаты.

И хотя Конституция Украины прямо не требует наличия кассационной инстанции во всех формах судопроизводства, однако для сохранения принципа единообразного применения норм права, целесообразно определить, что кассационной инстанцией для решений Высшего антикоррупционного суда должна выступать Большая Палата Верховного Суда Украины.

5. Создание Высшего антикоррупционного суда – панацея от коррупции? Есть ли этому альтернатива?

Введение в Украине специализированных антикоррупционных судов или отдельных судей было одной из рекомендаций Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в контексте анализа антикоррупционных реформ в стране. Кроме этого, образование специализированного антикоррупционного суда посредством прозрачной и справедливой процедуры отбора, к которой должны быть привлечены специалисты с международным опытом, является одним из требований предоставления Украине очередного транша финансовой помощи от МВФ.

Нельзя рассматривать как альтернативу образованию антикоррупционных судов образование антикоррупционных палат. Конечно, такое предложение имеет свои преимущества, но в целом нивелирует всю суть образования антикоррупционных судов.

Если сравнивать законопроект о создании антикоррупционных судов и законопроект о создании антикоррупционной палаты, то второй проект, действительно, имеет некоторые преимущества, а именно экономит финансовые ресурсы и время; вводит антикоррупционную специализацию. В то же время, он не предусматривает такой автономии, как и гарантий безопасности, независимости и высоких зарплат для антикоррупционных судей, что подробно расписано в проекте об антикоррупционных судах.

Единственной альтернативой образования антикоррупционных судов могло бы быть полное очищение судейского корпуса. Однако, к сожалению, эта задача была провалена. В связи с этим создание Антикоррупционного суда очевидно. Однако, какая бы модель не была введена в конечном варианте, она должна соответствовать 3 критериям: независимость (отсутствие финансового и “иерархического” воздействия), профессионализм и дополнительные гарантии безопасности, потому что речь идет о топ-коррупции, возможно, делах против самых влиятельных людей в этой стране.

Новое Время приглашает на лекции наших известных колумнистов Диалоги о будущем. Подробная программа здесь

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу    Мнения Нового Времени

Facebook

Twitter

Google+

Читайте срочные новости и самые интересные истории в Viber и Telegram Нового Времени.
Источник

print